Конная охота.

 

Откуда: Кривой Рог

Иван Кабанов

ПЕШИЙ КОННОМУ НЕ ТОВАРИЩ

В местах не слишком болотистых, не покрытых сплошь лесом, не захламленных валежником, ружейная охота с охотничьими собаками удобнее и добычливее, если ее производить не пешком, а верхом, на охотничьей лошади. Разумеется, верховая охота (охота на лошади) обходится значительно дороже пешей. Более того, на такой охоте желательно иметь напарника тоже на лошади. Если охоту рассматривать с точки зрения убытков, то лучше вообще не заниматься ею, купить дичь в магазине и сидеть дома.

Убыточна верховая охота, как и всякая другая охота, бывает тогда, когда она проводится без достаточного знания и подготовки, и обязательно тогда, если охотник поставил целью окупить охоту. При правильной организации и подготовке к ней верховая охота с охотничьими собаками достаточно выгодна, она приносит массу впечатлений, исключительно азартна, интересна, по степени эмоционального восприятия она стоит очень высоко.

Часто можно слышать среди людей, что «промысловому охотнику, промышленнику можно жить безбедно охотой». Да, можно на самом деле ему «безбедно жить», но чем все это достигается? Промысловик добивается тем, что отлично знает повадки, привычки «нравы» тех животных, на которых охотится. Он терпелив, вдумчив, обладает отменной выдержкой и сноровкой, исключительно неприхотлив, вынослив, бережет «огнеприпасы». Он сообразует свои расходы на охоту с тем, что она может ему принести.

А что мешает охотнику-любителю знать также хорошо повадки, привычки, «нравы», образ жизни животных? Он умеет читать, стало быть, в руках у него книги, он достаточно развит, чтобы не приписывать разных случаев, которые он наблюдает в жизни животных сверхъестественным причинам и подводить их под известные правила, которыми он и может, пользоваться разумно, и сознательно, а не потому, что «так всегда делать», то есть автоматически, как большая часть безграмотных охотничков.

Терпение, вдумчивость, выдержка, сноровка, выносливость, тоже на свете никому не заказаны. Каждый может в себе развить эти качества в достаточной степени. Многое в этом поможет научно-охотничья подготовка.

Покопавшись в кладовых памяти можно вспомнить, что большая часть удачных охот были менее утомительными и трудоемкими, чем неудачные. «Неудача есть следствие неправильной постановки какого-либо дела».

Что касается бережения «огнеприпасов», здесь сравнение носит общий характер. В буквальном смысле не тратить попусту заряд – разумно, и ни сколько не мешает любительской охоте.

Промысловик живет охотой, и «выжимает» из нее все, начиная от оснастки, дешевого ружья, собак, которых во многих местах держат на подножном корму. Охотнику-любителю не нужно жить за счет охоты, на доход от охоты не приходится рассчитывать. Но большинству охотников, не то что приятно, а просто необходимо, чтобы охота обходилась дешевле. Занимаясь любительской охотой, нельзя даже подумать о ее прибыльности. Покупая дорогое ружье, «высокого разбора» наивно было бы надеяться выручить эти деньги охотой с легавой собакой. Стоимость охоты – приобретение и содержание охотничьих собак, расходы на покупку путевок, лицензий, затраты на дорогу, все это никогда не окупается охотой, добытым трофеем.

А обзаведение лошади для верховой охоты уже выходит за рамки допустимых расходов на охоту. И, тем не менее, от всего этого очень трудно отказаться. Охота – это страсть души. Истинные, страстные охотники зачастую руководствуются не «здравым смыслом», а зовом сердца.

Приобретя охотничью лошадь, охотник становится в прямом и переносном смысле на много голов выше остальных. Если охотник использует лошадь только для езды на ней и чтобы торочить добытого зверя, а не носить на себе, то даже уже в этом он много выигрывает. Ему не приходиться вытаскивать из лесных крепей добытого кабана или медведя на себе, когда от непомерной тяжести «руки вытягиваются ниже колен». Охотник утомляется до такой степени, что дальнейшее продолжение охоты немыслимо. Но если у охотника есть хорошо выезженная лошадь, и к тому же достаточно резвая, а он умеет ею пользоваться, то в доступной местности никакому зверю не уйти. Для охотника не имеет значения местный это зверь или набежавший. Как говорил известный русский ружейный охотник XIX века Н. П.Кишенский: «Катай лисица или матерый волк с места напрямик, лишь бы местность была подходящая да знакомая, - ему не миновать тороков; за десять, много за пятнадцать верст, еще заранее успеет заскакать ловкий охотник, затаит в опушке, кусту или ложбине лошадь, наждет зверя и угостит свинцовым горохом. Зверь местовой (обитающий в данном районе прим. И. К.), кружащийся под гончими, перехватывается верховым охотником гораздо скоро, и если охотятся вместе двое – один верхом, другой пеший, то более чем где-либо оправдывается пословица «пеший конному не товарищ».

Без всякого сомнения, верховая охота, самая интересная из всех ружейных охот с гончими, она и достаточно добычливая. В ней заключены удаль и азарт, родственные псовой охоте, которые так дороги русскому сердцу и чего не хватает в пеших ружейных охотах. К сожалению, эта охота не может быть массовой. Овладение навыком верховой езды, привычка к лошади, ее «беспрекословное» повиновение охотнику, стрельба с лошади не доступны многим охотникам, в отличие от «несложного шалопайничанья с ружьем и легавой собакой».

Для ружейной охоты лошадь должна быть хорошо выезжена. От нее требуется тоже самое, что и от лошади для псовой охоты. Охотник должен управлять ею так же свободно, «как собственными ногами». Лошадь должна быть смирной, резвой, легкой в поводу на быстром аллюре. Она не должна бить собак. К выстрелам должна быть совершенно равнодушна. В лесу должна одна стоять смирно, привязанная поводом к дереву. Именно имея такую лошадь, охотник может успешно и благополучно проводить верховые охоты.

Приобрести такую лошадь довольно трудно, хотя некоторые лошади и не боятся выстрела, но реагируют на него по-разному. Иные, видя поднятый ствол, начинают перебирать ногами, как бы готовясь пуститься вскачь, мотают головой. После выстрела делают резкий поворот, зная такую привычку лошади, нужно уловить момент, и удержаться в седле, чтобы не вывалиться на землю. Конечно, с такой лошади сделать второй выстрел не представляется возможным. Отличная охотничья лошадь должна выдерживать выстрел, стоять, как вкопанная, встречаются до того понятливые кони, которые, видя поднятый ствол, опускают голову, до тех пор, пока не прозвучит выстрел. Если такая лошадь еще и резва, вынослива на скачке, то ей нет цены.

Нужно признать тот факт, что лучшие для охоты лошади получаются из тех, каких выезжает, готовит для охоты сам охотник. Молодую лошадь нужно объездить, медленно, осторожно приучить к выстрелу, хорошо изучить ее повадки и реакцию на резкую смену обстановки. Пугливые лошади, тугоуздые, со слабым зрением не годны для верховой охоты.

Два слова о седловке лошади. Какое седло предпочтительнее для верховой охоты? То, в котором охотник чувствует себя «как дома». Когда это возможно? Возможно на хорошей лошади и в привычном седле, с нормально поставленными стременами. Какое седло наиболее удобно – казачье, русское охотничье, кургузое английское, кавалерийское, вьючное, рабочее, пастушеское, специальное, то которое наиболее удобно для седока. Попробовав седла, охотник под себя выберет нужное.

Какой бы смирной не была охотничья лошадь, никогда не следует привязывать поводья к поясу (для удобства, освободив руки). Это может закончиться большой неприятностью – ушибом при падении с лошади. Никогда нельзя поручиться за самую казалось бы спокойную лошадь. При внезапной опасности, испуганное животное может резко дернутся, или понестись. Находясь в седле в засаде, ожидая выхода зверя, лошадь задумывается, засыпает, нельзя давать лошади спать. Вечером, в сумерках, стреляя с седла, вспышка выстрела и резкий сильный внезапный звук пугают лошадь.

Когда охотятся два охотника верхом, и когда смычок или стая «подхватит по набеглому зверю, уводящему ее напрямик», верховые держатся один – с правой, другой с левой стороны. Охотники держатся наравне с гончими, так они скорее перехватят зверя. Под гончими зверь идет лесом прямо. В каждом удобном месте он делает дугу, находясь несколько в стоне, ровняясь с гоном, лошадь идет рысью и лишь на объездах или крутых поворотах гона приходится скакать галопом. Когда ход зверя определится и впереди есть верный лаз, охотник, находящийся в более удобном положении к лазу, заскакивает вперед, занимает лаз, затаивается с лошадью, готовый к выстрелу. С лошади слазить не нужно, если зверь прошел стороной, охотник, не теряя времени, скачет с гончими. Если охотник на верном лазу слез с лошади, отошел, а зверь не вышел на него, теряется много времени, чтобы догнать гончих. Заскакивать на верном лазе зверя нужно несколько в стороне, чтобы шумом не вспугнуть идущего зверя.

Спешивается охотник в том случае, когда охота проводится по «местовому» зверю. Охотник, привязав лошадь, занимает позицию, лошадь в данном случае может выступать как «пугало», направляя испуганного зверя на охотника.

На верховой охоте отличный наездник и меткий стрелок может сделать прекрасные, блестящие выстрелы, которым могут позавидовать великие мастера стрельбы по болотной дичи.

Зимой верховая ружейная охота с гончими может производиться только по первозимью. До выпадения больших снегов. По неглубокому снегу она ни чем не отличается от осенней охоты. Для охоты на красного зверя охотятся в теплые, безветренные дни. В такую погоду зверь ведет спокойно, ходит под гончими на малых кругах. В глубокие и мягкие пороши добрые гончие сганивают лисицу относительно быстро. В сильный мороз и метель охота невозможна по причине того, что лисица уводит гончих полями. Заскочить на верный лаз зверя не представляется возможным, и остается одно, сганивать лисиц гончими то есть заняться парфорсной охотой.

Зимняя охота с гончими на зайцев русаков проводится с одной гончей, спокойной, пешей. От пешей гончей русак идет полями на небольших кругах. Здесь от охотников требуется сноровка, большое умение, чтобы перехватить такую добычу. Эта охота проходит на глазах, охотник видит, как гончая идет по зрячему русаку. Задача охотника заключается в умелом выборе места для перехватывания зайца в поле. Охота очень азартна.

В старину существовал способ зимней охоты с гончими по красному зверю, когда лисицу обкладывали. Обложив предварительно зверя, занимали вокруг лазы и бросали гончих. Но с появлением охоты нагоном (так называемым псковским способом) охота с гончими с обкладыванием потеряла всякое практическое значение. Гораздо проще и вернее использовать трех загонщиков, выставляющих зверя на трех-четырех стрелков из того места, на которое для верной охоты с гончими требовалось множество стрелков.

 



  • На главную

    © 2014 Охота