Конь для охоты

 

Говорят, что охотник без собаки - лишь наполовину охотник. Это сущая правда. Собака помогает охотнику отыскивать дичь, выставляет ее под выстрел, находит подранков и помогает их добрать. Собака выполняет массу других задач и обязанностей, связанных с охотой и пребыванием охотника в лесу, которые иной раз даже трудно перечислить. Собака является для охотника не только помощницей, но и спутником, верным товарищем в промысле зверя. Иной раз на нее можно положиться больше, чем на двуногого компаньона, Надежная рабочая охотничья собака не подведет. Но кроме собаки, у охотника есть еще один помощник - лошадь. Охотничий конь.

К сожалению, сейчас очень редко можно встретить в хозяйствах лошадей, используемых на охоте. В моде сейчас многосильный колесный, гусеничный и иной транспорт. Но никакая современная техника не может сравниться по проходимости с настоящим четвероногим гривастым помощником охотника. Конь проходит практически везде, в любую погоду, летом и зимой. Но для того, чтобы лошадь стала верным помощником охотника, нужно ее научить, подготовить, выдрессировать, натаскать. Причем на все это нужно затратить массу времени и терпения, значительно больше, чем на подготовку любой охотничьей собаки. Лошадь на охоте используется не только как транспортное средство для эвакуации трофея на базу, но и как непосредственный участник охоты. Но лошадь - это особенное существо, и с ним нужно обращаться очень деликатно. Прежде всего, лошадь нужно любить, Выращивая жеребенка для охоты, к нему нужно относиться с отеческой заботой. Животное в охотнике должно видеть старшего брата, друга, верного товарища. Это произойдет не сразу. Много нужно потратить нервов, времени, выдержки. Во всем нужно быть последовательным и постоянным.

Моя Марта росла с матерью. До полутора лет была "подсосным жеребенком". Мне показалось странным и неестественным, что однолетка сосет мать. Решил разлучить. Мать поставил в отдельное стойло, но через двое суток пришлось подпустить к ней Марту: вымя разбухло. Кобылка тут же подсунула голову, отсосала молоко из одной доли, затем обежала мать и с удовольствием высосала молоко и из другой доли. "Раз природа так распорядилась, пусть сосет, пока не пропадет молоко", - решил я.

К обылка росла крепкой, живой, резвой. Как-то попытался взнуздать, надеть недоуздок. Не тут то было! Надев на морду капсюль, накидываю налобный ремень. Марта рванулась, отшвырнув меня в сторону. Давая лакомство, успокоил и в конце концов сумел надеть недоуздок, Когда Марте исполнилось 2,5 года, решил ее объездить. Помощников у меня не было, кроме семилетнего внука. Все приходилось делать самому. Правда, лошадь была домашняя, "не шальная", не полудикая из степных косяков, но тем не менее пришлось повозиться. Привязав на короткий поводок к коновязи, заседлал. Лошадь переступала ногами, беспокоилась, пока я осторожно, медленно, успокаивая голосом, укладывал седло на спину, застегивал подпруги. Подержал под седлом около часа. Расседлал. На следующий день все повторил. Лошадь вела себя уже спокойнее. Заседланная кобылка паслась несколько часов. Приучив к седлу, я решил его "утяжелить". Связав веревкой два мешка с овсом, с высокой телеги перекинул через седло. С грузом водил лошадь на поводке. Эту тренировку повторял несколько дней. Марта привыкла, вела себя спокойно. Теперь нужно, чтобы кто-то сел в седло. Помог внук. Лошадь смирно идет на поводке. Но когда я сам сел в седло, вместо того, чтобы выполнять команды, она вдруг клонится, подгибая ноги, чтобы лечь на землю и "покататься" на спине, как она всегда делала, выйдя из конюшни. Я успел спрыгнуть на землю. Лошадь спокойно стоит, смотрит на меня. Я снова вскочил в седло и, ожидая возможного "саботажа", дал команду идти вперед, Но Марта подогнула передние ноги, опустилась и уперлась головой в землю, задрав зад кверху, замерла. Я съехал с седла. Снова поднял лошадь. Сел в седло. Марта повторила свою уловку. Упершись ногами в стремена, я удержался в седле. Но кобыла продолжает "саботировать", на команды и понукания не реагирует. Спрыгнув на землю, поднимаю лошадь на ноги. Глажу, успокаиваю, даю лакомство. Сажаю внука в седло. Лошадь свободно, без принуждения, идет за мной следом. Сажусь в седло. На попытку лошади подогнуть передние ноги оттягиваю поводком по шее, командую:

"В перед!" И как бы смирившись с тем, что "удела лошади не избежать", Марта делает резкий бросок вперед, подбрасывая зад, и, испустив трубный звук, похожий на слабый выстрел, переходит сразу на резвый галоп. Дав кобылке размяться, перевожу на рысь. Шагом возвращаемся в деревню. Требования, предъявляемые к лошади на охоте, - не бояться выстрела и дикого зверя. Лошадь по своей природе - очень пугливое, осторожное животное и, обладая огромной силой, со страху может "разнести", покалечить седока-охотника. Методик по подготовке лошадей для охоты я не нашел (а может быть, их и вовсе нет). Поэтому решил приучить Марту к выстрелу также, как приучал молодых ягдтерьеров.

Н адев уздечку, я выводил Марту на поляну, поглаживая и лаская, давал ей кусочек сахара или сухаря, а в это время вдалеке раздавался выстрел из ружья. Лошадь дергалась, пытаясь убежать. Крепко удерживая за уздечку, я успокаивал ее, поглаживая по шее. Затем совсем близко по подвешенному на проволоке диску от автомобиля помощник резко бил молотком. Сильный, незнакомый звук пугал лошадь. Снова попытка убежать. Удерживая за повод, успокаиваю и даю лакомство. Помощник подносит к морде кобылы раскрытые стволы двустволки. Свежий пороховой дух бьет в ноздри. Лошадь дергается. Спокойно, тихим голосом успокаиваю. Разжигаем паяльную лампу, и ее, гудящую синим пламенем, помощник проносит мимо лошади. Лошадь шарахается. Успокаиваю. Даю лакомство. Снова удар по диску. Лошадь беспокоится. Держу за уздечку и глажу по шее. Помощник с ружьем отходит подальше в сторону и на виду у лошади стреляет. Лошадь волнуется. Успокаиваю, угощаю сахаром. Еще до выстрела я обращаю внимание Марты на стрелка. Говорю, что сейчас он будет стрелять.

В течение недели проводил эту тренировку, повторяя все элементы. Лошадь перестала дергаться, рваться. На следующей неделе начали сокращать расстояние от стрелка. Лошадь пугалась выстрела, но на звук диска реагировала спокойно. Привыкла и к пороховому запаху. На гудящую паяльную лампу косилась. Еще через одну неделю решил подводить лошадь к стрелку на близкое расстояние. Во время движения я все время говорил Марте: "Смотри, сейчас выстрелит. Смотри, сейчас выстрелит". Внезапно раздавался выстрел (метрах в пяти). Лошадь шарахалась. Удерживая за уздечку, успокаивал. К морде лошади подносили дымящиеся стволы. После этой "притравки" решили попробовать стрелять рядом в кустах. Поставив лошадь, успокаивая, говорю: "Марта, сейчас выстрелит, сейчас выстрелит". Раздавался выстрел. Лошадь дергается. Успокаиваю и даю лакомство. После этого упражнения решаю заседлать лошадь и, сидя в седле, "обкатать". Выбрав поводья, приготовившись к возможному резкому движению, говорю:

"Спокойно, Марта, сейчас выстрелит, сейчас выстрелит". Помощник стреляет. Марта видит вспышку выстрела, дергается, но не сильно. Успокаиваю. Глажу по шее. Помощнику говорю: "Повтори". Снова выстрел. Марта дергается. Помощник подносит стволы к морде лошади. На эту тренировку потратили несколько дней. Теперь осталось приучить Марту к выстрелу, стреляя прямо из седла.

О седлав кобылу, даю размяться, перевожу на рысь. Останавливаю. Громко говорю: "Сейчас выстрелит, сейчас выстрелит". Стреляю вверх, держа ружье одной рукой, левой удерживаю уздечку. Лошадь дергается. Успокаиваю.

З аставляю пойти рысью. Повторяю, говорю: "Сейчас выстрелит, сейчас выстрелит". Стреляю. Марта дергается. Спрыгиваю на землю, глажу, ласкаю, подношу ружье к морде лошади. Вроде бы получилось, приучил не бояться выстрела. На все "учение" потратил более 50 патронов. Расстрелял все старые дробовые. После успешных охот на лося, кабана, оленя или медведя возникают трудности: трофей не всегда удается вытащить из лесных крепей и доставить на базу. Для охотника в таких случаях лошадь становится незаменимым помощником. На лошади добираешься до самых глухих "медвежьих углов", туда, где лежит вожделенный трофей. Но тут внезапно возникает новая непредвиденная проблема. Лошадь отказывается подходить к отстрелянному дикому зверю. Однажды мне пришлось наблюдать, как запряженная в сани лошадь в страхе встала на дыбы, поломала оглобли и умчалась в деревню. Причиной этому стали волки, сваленные в кучу после успешной охоты на них. Лошадь от природы испытывает биологический страх к хищникам, к их запаху. В другой раз мне пришлось испытать на себе, что такое перепуганная зверем лошадь. Однажды верхом на лошади я объезжал угодья и в мелком густом ельнике вышел на большое стадо кабанов. Кабаны выкапывали сочные корни дудника. Кстати, кабаны, лоси, лисицы, олени не боятся лошадей. Лошадь всхрапнула, тревожно повела ушами, но я не придал этому значения. Еще мгновение, и я оказался в самом центре пасущегося стада. Кабаны, видимо, учуяли человеческий запах и рванули прочь. Те, что были справа, побежали мимо лошади, а некоторые проскочили прямо под ней. Перепуганный не меньше кабанов, мой мерин рванулся вперед, не разбирая дороги, помчался сквозь чащу. Я, к счастью, благополучно выпал из седла.

Д ля того, чтобы лошадь привыкла к запаху зверя, да и к его виду, ее нужно приучать постепенно. Для начала можно применить следующий прием. Взнуздав лошадь и крепко привязав ее накоротке к дереву, шкурой отстрелянного зверя или тряпкой, потертой о шкуру, мажут ей морду. При этом ее успокаивают, поглаживают. Такие "моционы" нужно проводить каждый день, не от охоты к охоте. Лошадь привыкает и перестает бояться "духа зверя". Таким же приемом можно приучить лошадь не бояться запаха крови как домашних, так и диких животных. Намазав тряпку кровью, подносят к морде лошади, предварительно крепко привязав ее на короткий повод. Лошадь будет дергаться, рваться, но со временем привыкнет и к крови. Делать только это нужно как можно чаще, а не от случая к случаю.

Все эти тренировки и "притравки" нужно осуществлять мягко, без крика, ругани и, конечно, без битья животного. Лошадь, хорошо приученная, "притравленная" к дикому зверю, спокойно, тихо всхрапывая, подходит к добытым медведю и волку. Свежеснятую медвежью шкуру грузят на круп лошади, а она спокойно стоит. Подготовив коня, охотник получает верного, незаменимого помощника в трудных, интересных и серьезных охотах

"Охота и охотничье хозяйство"

Владимир Стрюков

© Интернет-журнал «Охотничья избушка » 2005-2009. Использование материалов возможно только с ссылкой на источник Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

 



  • На главную

    © 2014 Охота