29.04.2010 | Особенности охоты в Восточной Сибири

 

В северных округах Приморской области зверовый промысел является главным средством к жизни одинаково как у инородцев, так и у русских. Да и само русское население за сотни лет здесь совершенно «объинородилось», ассимилировавшись с туземцами, вместо того, чтобы, как предполагало начальство, «поднять их до себя».

В северных округах Приморской области зверовый промысел является главным средством к жизни одинаково как у инородцев, так и у русских. Да и само русское население за сотни лет здесь совершенно «объинородилось», ассимилировавшись с туземцами, вместо того, чтобы, как предполагало начальство, «поднять их до себя». Так что отделить здесь промысел русских от инородцев было бы затруднительно. || О. ОРГАН, 1910 год

Приамурье в охотничьем отношении можно разделить на два района — Амурскую область и Хабаровский уезд. характеризующиеся охотой на козулю. как главное промысловое животное, и Южно-Уссурийский уезд, где охота сосредоточивается преимущественно на добывании пантов.

В Амурской области зверовый промысел в чистом виде встречается лишь в виде исключения. Зато как подсобный заработок он имеет громадное распространение. В некоторых старожильческих селениях ружье, а иногда 2—3 и более, можно найти в каждом доме. На уток охотятся даже дети в возрасте 10—12 лет. Однако «настоящие» охотники-промышленники — наперечет. В Амурской области их едва ли наберется более 200 человек.

Охота вылилась здесь в несколько своеобразную форму. Главный контингент охотников — староверы и молокане. К каждому делу они привыкли подходить серьезно, основательно. И зверовый промысел ведется ими тоже основательно, серьезно.

Подготовка к охоте .

На охоту отправляются артелями — человека по 3—4, не менее двух и не более 7. Подбираются более или менее ровные охотники, из одной деревни, большей частью родственники. Охотятся главным образом зимой, когда управятся с полевыми работами. Некоторые охотники в продолжении зимы сделают 3—4 поездки, некоторые же в зависимости от других занятий ограничиваются одной поездкой. На охоту ездят обыкновенно за 100, за 200 и более верст. На охоту за изюбрем или сохатым приходится ездить дальше, в горные хребты, за козулей иногда достаточно отъехать от дома за 30—40 верст. Продолжительность поездки зависит и от дальности расстояния, и от удачливости самой охоты. Иногда она вместе с ездой отнимает 2—3 недели, обычно же продолжается один-полтора, редко два месяца. В промежутках между поездками, продолжающимися дней 10—20, работают по хозяйству — молотят и мелют хлеб, ездят в лес за дровами и пр. Иногда соединяют охоту с другим промыслом, например, с извозом. Часто также, особенно летом, охотятся в одиночку в окрестностях деревни.

Зимой отправляются в санях — каждый охотник на одной или двух лошадях. Собак русские охотники почти не берут. На артель берется одна палатка и одна железная печь. Затем каждый охотник берет с собой примерно, с расчетом на один месяц: пуда три белого замороженного хлеба — «калачей», фунтов 10 сухарей, 1 кирпич чая, 1—2 фунта сахару, фунтов 5 соли, 1 фунт свечей, 1—2 бутылки спирта. В пищу идет также мясо зверей и птиц, убитых на охоте. Состав пищи меняется сообразно с временем года, религиозными воззрениями охотников и проч. Так, многие «семейские» (особый разряд многочисленных здесь старообрядцев беспоповцев) вместо чая — китайской и потому «поганой» травы — берут траву-скрипень, которую они сами собирают вблизи селений. Кроме того, они строго соблюдают пост и для продовольствия в постные дни запасаются солененькой рыбкой — кетой, фунтов по 10 на человека, капустой — фунтов по 15, соленым луком — фунтов по 5.

Некоторые семейские воздерживаются от употребления водки и заменяют ее здешним лакомством — сушеными ягодами черемухи и голубицы, которых берут фунтов 10—20 на человека. На корм лошадям берут пудов по 15 овса на каждую и столько же сена. Иногда сено заготовляется заранее в местах охоты, еще чаще покупается на ближайших заимках. У каждого охотника есть доха, заменяемая иногда солдатскою шинелью и служащая ему, главным образом, одеялом, — ватный пиджак, штаны легкие и на вате, ситцевая и шерстяная рубашки, шапка с наушниками, унты (сапоги из козьей кожи шерстью внутрь) и катанки (валенки), рукавицы, потник, употребляемый вместо седла и в то же время служащий постелью, подушка.

На местах охоты живут обыкновенно в палатках, иногда в «зимовьях», если последние имеются поблизости. Зимовье представляет небольшую — аршин на 5 в квадрате — и низкую — не выше 3 аршин — бревенчатую избу, наполовину врытую в землю, с земляным полом, с одним или двумя маленькими — от 4 до 7 вершков в квадрате — окошками, с нарами, с железной печью и очагом. В настоящее время зимовья почти не устраиваются, так как палатки во многих отношениях и главным образом ввиду легкости их передвижения признаются более удобными. Палатка делается обычно из дрели, реже — из бязи или брезента. Дрели на нее идет аршин 20, стоит она рублей 8—10 и хватает зимы на две. В ней также ставится железная печь, и охотники говорят, что в ней очень тепло.

Чтобы выехать рано утром на охоту, нужно встать до света: сварить себе мяса, дичи, в постные дни — каши, напиться чаю или скрипню. Поесть надо основательно, так как обедать не придется до вечера, пока не вернешься назад. Впрочем, пить тоже много нельзя — надо, чтобы питье «не давило». Можно, правда, захватить с собой немного провизии, чтобы перекусить на свободе.

Если артель большая — человек 5—6 — тогда хозяйственные заботы устраняются. Один назначается артельным и на него возлагается обязанность заботиться о продовольствии остальных. При дележе добычи — ему такая же часть.

Промысел.

Чуть свет, охотник уже на коне. Ничего особенно привлекательного, впрочем, ни сам охотник, ни его конь не представляют. Охотник в нахлобученной на лоб шапке с наушниками, в ватном пиджаке или козляке, в унтах или валенках и на войлочном потнике вместо седла, вероятно, очень мало напоминает своего собрата по ремеслу — тирольского охотника, по крайней мере, в том виде, как он изображается на картинках, в щеголевато заломленной набекрень шапке с пером, в бархатной куртке и в охотничьих высоких ботинках на пуговицах. Не важен и конь — низкорослый, понурый и косматый. Но для амурского охотника он незаменимый товарищ на охоте. Он вынослив, не боится ружейных выстрелов и не бежит от зверя. Пешей охоты амурский охотник не признает. Да и условия тех районов, в которых он охотится, — отсутствие крутых подъемов и малоснежность лесов, — позволяют охоту верхом.

На день все охотники-компаньоны разъезжаются, удаляясь от палатки верст на 10—20. Возвращаются с заходом солнца. Иногда в погоне за зверем охотник так далеко отъезжает от своего становища, что предпочитает ночевать прямо в лесу. Случается также попасть в незнакомые места и блуждать дня 2—3 прежде чем попадется приметное местечко, жилье или дорога. На эти случаи охотник запасается обыкновенно провизией, небольшим топором, чтобы нарубить сучьев и сделать костер, а иногда и чайником.

Охота на зверя требует много сноровки. Надо, впрочем, оговориться относительно употребления слова «зверь». Под этот термин здесь одинаково подводят и маленьких хищников вроде соболя, белки, и больших, как медведь или тигр, и парнокопытных животных — оленя, лося, козулю… Охота производится почти исключительно «на ружье».

Осторожно пробирается охотник на коне между деревьями и высматривает — нет ли свежего следа. Надо уменье отличить свежий след от вчерашнего. Не всегда даже легко определить направление, по которому бежит зверь. Случается, что неопытный охотник направляется по следу в противоположную сторону — «в пяту» и тратит время в бесплодных поисках.

Отыскав след, охотник идет по нему, зорко высматривая в чаще свою жертву и стараясь не нарушать лесную тишину. Не всегда удается подкрасться незамеченным. Зверь стал осторожен и пуглив. Кроме того, большинство зверей обладает необыкновенным чутьем. Случается, за целый день ходьбы зверь не дает подойти к себе на винтовочный выстрел.

Но вот «зверь» замечен. Это — дикая коза. Она нашла небольшую полянку, разрыла копытом снег и гложет траву. Охотник пользуется этим случаем, быстро слезает с лошади и делает обход, чтобы подойти с подветренной стороны. Нужно идти как можно тише, чтобы не испугать зверя. Неосторожный звук может погубить все дело. Но вот хрустнул попавший под ногу полусгнивший сучок. Коза моментально настораживается и некоторое время стоит без движения, чутко прислушиваясь. Враг? Нет, все тихо. Охотник замер на месте. И коза снова начинает глодать траву. В это время она плохо слышит, и охотник может продолжать свой обход. Он подходит возможно ближе, сажень на 20—30; иногда удается подойти шагов на 15—20, скрываясь за деревьями. Тут уже участь зверя решена — промахов почти не бывает. Если коза не одна, стреляют ближайшую. Остальным обыкновенно удается убежать.

Это обычный способ охоты на ружье «с подхода». Приемы охоты на всех зверей одни и те же. Только изюбрь, например, более осторожен, и к нему очень трудно подойти незамеченным; ну, а сохатый, по выражению охотников, «дурковат» — его редко не убьешь.

Если зверь ушел, охотник преследует его на лошади по следу и часто настигает. Но иногда, промучившись целый день, принужден бывает с наступлением ночи оставить преследование. Наутро охотник или продолжает подход, или идет по другому следу. Иногда по нескольку дней не удается обмануть бдительность скрадываемого зверя.

Дикие козы.

Больше всего крестьяне Амурской области охотятся на дикую козу. Это самый распространенный здесь вид животного, и за ним не приходится далеко ходить. Зимой коза живет преимущественно в равнинных лесах. Иногда достаточно отъехать верст за 20—30 от дома, чтобы на нее охотиться, хотя в отдаленных от селений местах охота обыкновенно удачнее. Коза редко ходит одна, чаще по 2—3 штуки вместе, а бывает по 10—20 и более голов. Подстерегают козу по большей части утром, когда она выходит на «елани» (открытые места) кормиться. Вечером коза выходит реже, а в средине дня и ночью скрывается в лесной чаще — «чебуре», куда охотнику не пробраться ни верхом, ни пешком.

Раньше очень много добывалось козы во время так называемого «хода» ее. Впрочем, здешние крестьяне оспаривают распространенное в литературе мнение, что коза на зиму уходит через Амур в Маньчжурию, откуда и возвращается весной. Они утверждают, что коза уходит только от глубоких снегов туда, где снега меньше и где поэтому легче добывать корм. При этом они приписывают ей способность предчувствия. По их мнению, коза еще с осени чует, когда будет большой снег, и старается заблаговременно перекочевать в другое место. Точно так же она заранее предчувствует наступление дурной погоды, от которой и укрывается в лесной чаще. Там, где снега совсем нет или он мелкий, коза тоже не живет, она любит снег средней глубины — около аршина. Когда спит, разгребает снег и лежит на земле. Осенью, когда коза ищет удобных мест, ей приходится переходить через реки. Переход этот совершается по большей части в одних и тех же местах, причем она собирается стадами голов по 20—50. Старожилы помнят, когда стада достигали нескольких сот голов.

В этих местах охотники поджидают, укрывшись в кустах, и когда стадо войдет в воду, начинают расстреливать его. При этом много раненых коз погибает, не справившись с быстрым течением, или затертые льдом, так как ход козы обычно совпадает с осенним ледоходом («шугой»).

Особенно отвратительный характер носит избиение коз во время перехода их через реки инородцами. Последние, выждав, когда козы достигнут средины реки, устремляются на них из засады в маленьких лодках-«оморочках» и колят их копьем, но обыкновенно не до смерти, чтобы козы не утонули. Обезумевшие от страха животные бросаются во все стороны, но лишь немногим удается спастись. Инородцы быстро закалывают одну за другой; а тем временем жены и дети их подплывают и подбирают раненых.

В последнее время, однако, замечается, что козы во время «шуги» не идут, выжидая, когда лед совсем станет. Точно так же замечено, что козы избегают тех мест, где они подвергались раз избиению, и стараются пройти возможно дальше от них.

Такого же рода бойни происходят нередко во время внезапного выпадения большого снега и «по насту», т. е. когда сверх снегового слоя образуется тонкая ледяная корка, что обычно бывает после первых весенних солнечных дней. Животные — козы и в особенности крупные — олени, лоси — не могут быстро подвигаться по снегу, поминутно проваливаются, обдирая ноги об лед, и, наконец, обессиленные, совершенно останавливаются. Охотники, преимущественно инородцы, пользуются их беспомощностью, быстро настигают их на лыжах и режут прямо ножами или убивают палками.

 



  • На главную

    © 2014 Охота