Зимняя охота в Калмыкии

 

Весенняя охота на гуся в Калмыкии мне знакома давно, а вот поздней осенью и зимой бывать не приходилось, поэтому декабрьская экспедиция вызвала повышенный интерес и обещала массу новых впечатлений. Ведь в Калмыкии в это время ещё серьёзная плюсовая температура. Да и поохотиться весной можно только разве что на гуся, осенне-зимний же сезон предполагал большое разнообразие. Тут тебе и гуси-утки, и куропатка, и заяц-русак, лисица, корсак и масса другой живности в степи. Главное найти способы охоты на них, но с этим как-нибудь разберёмся на месте.

И вот два скоростных джипа с шестью охотниками на борту наматывают километры по дороге в столицу Калмыкии – Элисту.

Меньше суток в пути – и мы у порога дома нашего старого приятеля и проводника Василия Бережного. Где-то после Волгограда погода сменилась на плюсовую, а Элиста вообще встретила мягким «бабьим летом», и это в декабре. Дальше направляемся в Министерство природных ресурсов, охраны окружающей среды и развития энергетики Республики Калмыкии, где рассчитываем взять путёвки на охоту в интересующий нас район. Есть некоторые сомнения на этот счёт, ибо все охотники знают, сколь порой неохотно встречают некоторые местные власти приезжих охотников, но здесь всё обстоит прекрасно. В отделе охоты без малейших колебаний выписывают путёвки на водоплавающую дичь, полевую (степную), зайца и пушного зверя и, что примечательно, совершенно бесплатно. Начальник же отдела по контролю, надзору, выдаче лицензий и разрешений в области охраны и использования животного мира Дорджиев Анатолий Инджаевич, узнав, что я корреспондент столь известного в охотничьих кругах журнала (в Калмыкии «МастерРужьё» очень популярен), пригласил меня побеседовать и поделился мыслями о проблемах и путях развития охоты в Республике. Затем мы с ним прошли к заместителю министра Юрию Борисовичу Каминову и обсудили многие вопросы. Интервью с ним будет напечатано отдельно). Разговор прошёл очень оживлённо, чувствовалось, что эти люди всей душой болеют за свой край и фауну республики, что им известны, понятны, близки нужды и интересы охотников.

С приятным впечатлением от встречи, наша экспедиция тронулась в степь, где предполагалось разбить палаточный лагерь. Но сначала необходимо было сделать главное, а именно, найти место кормёжки гуся, ради которого, собственно, всё и затевалось. Василий, пользуясь современными средствами связи, обзвонил знакомых чабанов (нам бы эту связь лет десять назад) и выяснил, что скопления гусей наблюдаются в районе Чограйского водохранилища. Это и понятно – гусь редко кормится далеко от воды, на которой ночует. Значит, нам путь туда.

Дорога попеременно идёт то через первобытную степь, то через посадки озимых, но гуся пока не видно. Встретившийся районный охотовед пояснил, что эти поля засеваются первый год, и гусь просто ещё их не нашёл, но сведения наши верны и ближе к Чограю птица есть. Едем дальше и буквально напарываемся на тысячную стаю, сидящую почти у дороги. Ретируемся назад, а гусь, поднявшийся было в воздух, снова садится на зеленя. Объезжаем его и, отъехав пару километров, разбиваем лагерь.

Лагерь у нас добротный: большая палатка с обеденным столом и газовой плитой, стоянка для машин и три двухместные жилые палатки. Закончив устраивать быт, снова отправляемся в разведку, но больше гусей не находим. Зато поднимаем две стаи каких-то крупных птиц, и в бинокли удаётся разглядеть, что это стрепеты. Значит, степь возрождается. Уже давно стрепеты и дрофы занесены в красную книгу как исчезающий вид, но, по словам моих недавних собеседников, сегодня их численность восстанавливается, и нам посчастливилось убедиться в этом собственными глазами. Такой положительный момент радует любого охотника. Мне хорошо знакома эта птица по книгам любимого писателя Валериана Правдухина, и, глядишь, самому когда-нибудь удастся поохотиться на стрепета.

С гусями же решаем так. В первое утро попробуем встретить их на месте присады, вырыв классические стрелковые ямы и расставив имеющиеся у нас в большом количестве чучела. На весенней охоте этот известный способ охоты проходил, правда, с переменным успехом. Главное, не согнать гусей с насиженного места до тех пор, пока они сами не улетят. Но мы этого делать не собираемся, а конкурентов-охотников пока не видно.

До вечера ничего не предпринимаем, наблюдая за птицами. Те ведут себя спокойно, лишь иногда поднимаются на крыло, чтобы переместиться на свежую травку и совершить дежурный облёт. Наконец гуси заволновались, загалдели, дружно поднялись в воздух (довольно высоко) и ушли на воду. Уже совсем темно, но по ориентирам и помёту находим место «базара» и роем ямы-засидки. Хотя я и не люблю скопления стрелков в одном месте, выбора нет, и приходится применять «американский» способ охоты, когда роют индивидуальные ямы на каждого охотника в паре метров друг от друга для всех стрелков. Стая всего одна, кормится на одном поле, и мы готовим шесть засидок. Единственным плюсом такой коллективной охоты является, на мой взгляд, сбивание всех чучел и профилей в одну «стаю» обманок, что увеличивает шансы подманить гусей. У нас получается вполне приличная «стая» из качественных полу - и полнокорпусных чучел, примерно в сотню голов, и это хорошо. Да, чуть не забыл. Предварительно мы испросили и получили разрешение рыть ямы на зеленях, но с обязательным условием закопать их после охоты (что и сделали).

Роем сидушки и разбрасываем землю широким кругом по периметру, чтобы не получились бугры. Вроде всё грамотно, но, как выяснилось позже, это нас и сгубило. В темноте никто не заметил, что глубинный грунт светло-жёлтого цвета, и возле ям образовались отвратительные яркие круги, особенно заметные сверху. Расставляем чучела подковой, как бы предлагая прилетающим стайкам место внутри неё, а также там, где расположены стрелковые места. Чучела развернуты под небольшими углами с общим направлением на ветер. Ямы же, наоборот, вырыты и замаскированы с учётом удобства стрельбы по ветру, так как гуси всегда заходят на посадку против ветра. Вроде всё по классике, и можно ехать на базу отдыхать.

Перед рассветом каждый занимает вырытый по индивидуальному плану и с учётом собственных габаритов окопчик, и все замирают в ожидании. Гуси должны появиться в районе семи часов, сейчас только шесть, и общая расслабленность присутствует. Именно поэтому все с удивлением, даже и не пытаясь схватить ружьё, глазеют на молча появившегося гусака-разведчика. Тот спокойно проходит низом над всеми засидками – так и кажется, что фиксирует огневые точки на фотоплёнку – и спокойно уходит, провожаемый запоздалым одиночным выстрелом и энергичными выражениями.

После этого, естественно, все начеку, но первая группа появляется только через сорок минут. И это не просто группа, а полтысячный табун, который, совершенно не обращая внимания на обманки, делает несколько кругов в стороне и садится в полукилометре от нас. Всё, на сегодня охота для нас кончилась. Дело известное, теперь он будет «впитывать» в себя все вновь прилетающие стаи.

Понаблюдав с часок за этим процессом, мы собираемся уходить в лагерь. Не успеваем подняться, как вдруг потревоженная кем-то стая отрывается от земли и без набора высоты начинает надвигаться на нас. Представляете, сотни белолобых голов на высоте 3-5 метров летят прямо на хищно ощетинившиеся стволами ямы. Вот это удача. Все вжимаются в дно ям, стараясь слиться с горизонтом. Ещё пара минут, и можно стрелять. Но не тут-то было. По непонятной поначалу для нас причине стая вдруг делится на две половины и, обтекая засаду с двух сторон, уходит на другой конец поля. Только отойдя на приличное расстояние от ям, мы увидели, как ярко выделяются на зелёном фоне поля наши засидки. Естественно, гуси встревожились и обошли их. Вот теперь действительно здесь больше делать нечего. Даже чуда не будет, пора домой.

Поскольку гуси подходили на запредельной для нормального выстрела высоте, ловить их на подлёте, или, выражаясь научно, охотиться «на перелёте», нет смысла, остаётся только сделать ещё одну попытку и вырыть ямы ближе к новому «базару» или прямо на нём, хорошо их замаскировав.

День впереди длинный, и надо бы занять его охотой. Опыта охоты в степи нет ни у кого, кроме Василия, и мы внимательно выслушиваем его предложения. Трём охотникам приглянулось предложение поохотиться на уток по берегу Чонгара, а меня соблазнил вариант загонов на лисиц по балкам. В самом деле, загон – дело знакомое. Соблазняю двух самых молодых охотников, и во главе с Василием мы отправляемся в степь искать подходящую (он покажет какую) балку. Оказалось, это нетрудно, вся степь буквально изрезана ими. Упираемся в первую попавшуюся и высаживаем двух загонщиков, в том числе и меня, а Василий с одним стрелком заехали на пару километров вперёд и встали на номера. Выждав условленное время, загонщики по обеим сторонам балки погнали на стрелков. Иду так, чтобы одновременно были видны дно оврага и склоны холмов вокруг него. Иногда поднимаюсь наверх, чтобы осмотреть горизонт, после этого спускаюсь вниз заглянуть в дно балки. Балка огромна с многочисленными «отнорками», уходящими в разные стороны. Заглядываю в один из них, и прямо из-под ног вырывается заяц. Вскидываю ружьё, но русак скрывается за изгибом овражка, добегаю до поворота – заяц уже за следующим. Так и ушёл. Но сам выход зайца обнадёживает – значит, он здесь есть. Впереди небольшая площадка, поросшая выгоревшей ещё летом почти белой травой. Прекрасное укрытие для перелинявшего под зиму русака. Он тут и оказался, выкатив шагах в десяти и направившись вверх по склону оврага. Стрелять очень удобно, и я достаю его первым выстрелом. Снимаю ремень с ружья, перетягиваю лапы зайца на его концах и вешаю через плечо. Можно работать загонщиком дальше. Следующая площадка побольше, и снова русак, вылетевший из такой же травы, мчится на склон. Вешаю его на ремень рядом с первым. Неплохо. У нас в Подмосковье можно неделю проходить и ни одного не поднять. Двигаюсь дальше и тут же слышу голоса стрелков. Это Василий отчитывает молодого напарника, который вместо того, чтобы прятаться на номере, высунулся по пояс и рассматривал ложбину в бинокль. В результате лисица, заметив его, ушла отрогом в степь.

Выяснив отношения, разобрав ошибки и подытожив набранный опыт, заезжаем на несколько километров вперёд, собираясь делать следующий загон. Однако балка в этом месте слишком широкая и больше подходит для вытаптывания зайцев, чем для лисьего загона, да и время уже поджимает, поэтому переносим охоту на утро, а сами едем в ближайшую кошару за молоком.

 



  • На главную

    © 2014 Охота